Экономика Михеевского и Томинского ГОКов прозрачная
Вице-президент РМК Максим Щибрик рассказал о выгодности и перспективах двух амбициозных проектов компании в Челябинской области.
Противникам нового масштабного инвестиционного проекта Русской медной компании в Челябинской области сегодня всё труднее выискивать аргументы, которые способны убедить общественность во вреде для экологии Южного Урала Томинского ГОКа. Взамен экологический риторики в рассуждениях этих людей ныне превалирует риторика экономическая. Мол, столь масштабное строительство для развития региона, как минимум, бесполезно.
Руководитель экономического блока одного из ведущих российских производителей меди в ходе двухчасового откровенного разговора не только «с цифрами в руках» развенчал умозаключения некоторых доморощенных «экономистов», но и привёл много новых аргументов, доказывающих важность реализации Томинского проекта именно в кризисный период не только для развития корпоративного бизнеса, но и для экономики Южного Урала и всей России.
Для РМК, компании формально не являющейся публичной, фактически нет тем, закрытых от общественности и от СМИ. Пресс-завтрак с участием вице-президента РМК по экономике и финансам Максима Щибрика, который на днях состоялся в Петербургском зале отеля «Видгоф» - дополнительное тому подтверждение.
Максим Юрьевич, оппоненты в первую очередь оперируют очевидными фактами. На мировых рынках происходит снижение цены на нефть и на другие базовые металлы. Именно это обстоятельство может привести к убыточности добычи медной руды и производства металла с последующим закрытием Томинского и даже уже реализованного Михеевского проектов. Что вы об этом думаете?
«Cитуация на рынках базовых металлов сейчас довольно непростая. Мы видим снижение цены. Однако снижения спроса на физический металл от наших потребителей мы не ощущаем. По результатам уже начавшейся кампании по заключению контрактов на поставку меди на 2016 год мы прогнозируем, что, как и нынче, получим заявки, которые превышают производственные возможности наших предприятий».
Медь снова будет в цене
Но ведь нынешняя цена на медь далека от $10 тыс. за тонну, к которой она приближалась на пике спроса?
«Но и до минимума 2008-2009 годов, когда в ходе ряда торговых сессий биржевики предлагали за тонну катодной меди меньше $ 3 тыс. тоже не близко (улыбается). Да, цена не такая высокая, как в прежние годы, она подвержена колебаниям. Но у нас достаточно низкая себестоимость производства, так что теперешняя цена для компании некритична. Мы прогнозируем, что неопредёленность, ценовые колебания будут иметь место в ближайшие годы, и это, конечно, привнесёт определённые сложности».
По динамике цен на медь можно судить о состоянии электроники, электротехники и других секторов экономики, в которых этот металл используется как сырьё. Падает цена на медь – падает мировая экономика. Это так?
«Есть ряд макроэкономических причин, объясняющих снижение цены на медь. В первую очередь, это замедление экономики Китая. А ещё за последние годы было открыто несколько крупных проектов в области добычи меди. Однако в последнее время очевиден тренд на замораживание проектов с высокой себестоимостью, рассчитанных на высокие сырьевые цены. Так что профицит металла на рынке можно назвать относительно кратковременным явлением. Самое главное, технологически меди не найдено и в ближайшее время, думаю, не будет найдено альтернативы в любых областях её применения. И перспективы у рынка меди, думаю, благоприятные».
Федеральный телеканал Россия-24 выбрал Михеевский ГОК как образцово-показательный, чтобы на его примере показать россиянам, как добывают столь нужный и уникальный металл.
Но в условиях такой неопределённости начинать новый затратный проект… Ладно Михеевский ГОК. Он, можно сказать, был построен на пике мировых цен на медь. Но вот его «младший собрат» - Томинский комбинат, к строительству которого РМК только подступается. Не слишком ли это рискованно?
«Именно в период низких цен на продукцию и надо строить. Если, конечно, есть финансовая возможность. У нас она есть. Новые запасы сырья готовить к добыче надо именно сейчас. Тогда в период восстановления можно выйти на рынок с новым предложением, получить дополнительный доход и сократить сроки окупаемости проекта. Это элементарная логика сырьевого бизнеса. Мы в ежедневном режиме анализируем рынок металлов, знакомимся с прогнозами банковских аналитиков как с общими, так и узкосекторальными, получаем информацию с бирж, от трейдеров, от некоторых производителей. Всё это помогает формировать наше собственное, корпоративное представление о рыночных тенденциях. При необходимости стратегия развития компании по каким-то направлениям корректируется. И это естественно, ведь ничего навеки застывшего в бизнесе быть не может. На основании всей этой информации можно предположить несущественное превышение предложения над спросом на рынке меди в конце нынешнего года и, возможно, в какие-то периоды 2016 года. Но все игроки на рынке металла кровно заинтересованы в том, чтобы этот дисбаланс был как можно быстрее ликвидирован. Наблюдаемый сегодня отказ от начала реализации многих новых проектов по разработке медных месторождений, остановка работы на месторождениях с высокой себестоимостью добычи, например, в Африке и на других континентах и в странах, является следствием этой заинтересованности».
Михеевский ГОК строился в период пиковых цен на медь. Но и в сегодняшней реализации Томинского проекта есть свой резон. Тогда в период восстановления, а он неизбежен, можно выйти на рынок с новым предложением продукции этого комбината, получить дополнительный доход и сократить сроки окупаемости проекта.
«Одновременно отмечается тенденция к снижению объёмов производства меди на многих производствах из-за уменьшения содержания металла в отрабатываемых рудах. При этом растёт спрос на металл в физических объёмах. Рост потребления меди в объеме до 3 % в год присутствует и сегодня, в не самой лучшей мировой экономической ситуации. Всё это позволяет аналитикам прийти практически к единому мнению о формировании дефицита на рынке меди уже в 2017 году и его существенному увеличению в 2018 и в последующие годы. Это, как почти безошибочно можно предположить, выведет цену меди на новый цикл стабильного роста.

Я неслучайно столь подробно остановился на тенденциях и перспективах мирового рынка меди. Именно хорошие перспективы легли в основу планов нашей компании по строительству, расширению производства для получения медного концентрата на новых месторождениях. А на 2017 год, который может быть переломным на рынке производимого нами металла, компания запланировала открытие первой очереди нового горнодобывающего комбината в Сосновском районе Челябинской области. И по завершении пусконаладки, в 2018 году, Томинский ГОК выйдет со своей продукцией на рынок в тот момент, когда ситуация с ценообразованием на медь станет благоприятной».

Средняя заработная плата по категориям персонала Михеевского ГОКа в третьем квартале 2015 года (руб.)
Заработная плата по комбинату в целом
В бедной руде беды нет
С ценами на медь теперь понятно. Но как быть с тем, что руды на месторождениях, на которых уже построен Михеевский ГОК и планируется строительство Томинского комбината бедны? Ведь содержание металла в них меньше половины процента? Как при этом не только не прогореть, но и получить прибыль, в чём, собственно, и заключается цель любого коммерческого проекта?
«Могу привести немало примеров, когда добыча ведётся и на куда более бедных месторождениях, чем Михеевское и Томинское. В Швеции это рудник Айтик – добыча 36 миллионов тонн руды в год с содержанием металла 0,27%. В Македонии - карьер Бучим. Годовая добыча -15 миллионов тонн руды, содержание меди 0,17-0,21%. В Болгарии на руднике Асарел ежегодно извлекают 12-20 миллионов тонн руды с содержанием меди 0,36%. Могу назвать и ряд других месторождений в разных странах. Всё это медно-порфировые месторождения. Такие руды легче флотируются (ключевой этап обогащения руды – авт.), но содержание меди в них меньше, чем, к примеру, в медно-колчеданных месторождениях. Эффективно отрабатывать бедные руды можно лишь при больших объёмах переработки. При производительности обогатительной фабрики менее 9 миллионов тонн в год разработка таких месторождений нерентабельна. На Томинском ГОКе, к слову, ежегодно планируется добывать и перерабатывать до 28 миллионов тонн руды».
На Михеевском ГОКе впервые в России освоена технология добычи и промышленной переработки медно-порфировых руд. Вторым аналогичным производством должен стать Томинский комбинат.
«Сегодня в мире около 65% меди производят из медно-порфировых руд. В России же первым примером промышленной отработки такого сырья стал Михеевский ГОК. Комбинат в Сосновском районе после ввода в эксплуатацию подхватит его эстафету. Перспективы открываются потрясающие. Запасы сырья на российских медно-порфировых месторождениях, в том числе в Челябинской области, огромные. А месторождения медно-колчеданных руд, при отработке, кстати, экологически более проблемные, чем медно-порфировые, год от года истощаются».
Вот так, в чистом поле, в мае 2012 года в Варненском районе начиналось строительство современного горно-обогатительного предприятия.
Сейчас, на пике разговоров о строительстве Томинского комбината, интересно было бы узнать историю рождения и реализации проекта строительства Михеевского ГОКа. Как это начиналось?
«Созданная в 2004 году Русская медная компания после модернизации и расширения переделов металлургического производства уже через несколько лет вплотную подошла к необходимости создания собственной минерально-сырьевой базы. Только её наличие могло гарантировать поступательное, перспективное развитие на годы вперёд. В июне 2007 года РМК приобрела 100% пакет акций ОАО «Михеевский ГОК» у английских инвесторов, которые к тому времени владели этим активом. Потом был довольно дорогостоящий и небыстрый по времени этап геологических, проектно-исследовательских работ на Михеевском месторождении. На это потрачено более 830 млн. рублей. Сумма немаленькая даже в сегодняшних ценах, чего уж говорить о том, как она воспринималась 7-8 лет назад?»
А в чём особенности и новизна финансовой составляющей Михеевского проекта?
«Схема финансирования, принятая нами, для бизнеса, даже крупного, в те годы была своеобразным ноу-хау. Новых проектов, реализованных с ноля на принципах проектного финансирования, тогда были единицы. Их в основном осуществляли крупные государственные компании. Это значит, что сегодня, когда Михеевский ГОК вышел на проектные показателя и выполнил установленные банком требования, он обладает известной экономической самостоятельностью, напрямую взаимодействует с кредиторами, хотя, разумеется, является составной частью Группы Русская медная компания. Но практически любые финансово-экономические вопросы, связанные с обслуживанием кредитов, Михеевский ГОК решает с банком напрямую. Это значит, что банк также разделяет с нами рыночные и производственные риски бизнеса».
О долгах, кредитах и налогах
Считается, что о долгах в приличном обществе говорить не принято. Но деньги – одна из тем нашего сегодняшнего разговора. И ещё. Противники строительства Томинского ГОКа утверждают, что производство, начавшее работать менее двух лет назад, дышит на ладан. Что вы на это ответите?
«Структура долга Михеевского ГОКа — исключительно долгосрочные кредиты (сроком до 10 лет), привлеченные от Газпромбанка. Примерно 10,5 млрд. рублей - это кредиты в рублях. Наличие валютных кредитов связано с финансированием контрактов на покупку оборудования. Ставка по ним составляет 4,5 – 5 % годовых. Для предоставления этих кредитов Газпромбанк привлёк средства иностранных банков. За 2015 год, который ещё не закончился, погашено кредитных платежей на 2,5 млрд. руб. Ежегодно Михеевский ГОК будет выплачивать банку в общей сложности около $35 млн. платежей из ранее предоставленных кредитов».
О строительстве Михеевского ГОКа общественность узнала задолго до начала реализации проекта. Однако все стадии его обсуждения и подготовка к началу строительных работ не стали предметом искусственно нагнетаемого ажиотажа.
Газпромбанк стал одним из кредиторов Михеевского проекта. Надо полагать, сотрудничество признано удачным, коль скоро это финансово-кредитное учреждение участвует и в очередном крупном проекте РМК?
«Наша политика строится на том, что в отношении с кредиторами мы ведем себя как публичная компания. Если даже у нас происходит отклонение от графика, жизнь есть жизнь, мы «выходим в люди», открыто обсуждаем проблемы. Это укрепляет доверие в отношениях. За два года финансирования проекта мы делали 38 запросов на изменение кредитного соглашения, потому что случались и задержки в сдаче объекта или, допустим, проволочки в оформлении какого-то залога. Мы обо всём информировали банк. Думаю, не в последнюю очередь в силу таких доверительных отношений Газпромбанк согласился сотрудничать с нами и по второму проекту в Челябинской области. И ещё немаловажное обстоятельство, повышающее степень доверия. Михеевский ГОК сегодня не имеет просроченной кредиторской задолженности».
Второй проект – это Томинский ГОК. Газпромбанк проинформировал о готовности выделить на это строительство до 1 миллиарда долларов. Заключено ли кредитное соглашение, или вопрос о выделении средств в стадии переговоров?
«Я не имею права раскрывать информацию о ходе и стадии нашей совместной работы без согласования с кредитором. Могу лишь сообщить, что соглашение есть, финансирование одобрено, мы находимся в рамках исполнения предварительных условий. Это довольно продолжительный процесс. Во время предварительного этапа мы готовим документацию, плюс проводим работу с кредитным агентством из Финляндии. Финская сторона станет гарантом для зарубежных банков, которые согласятся предоставить Газпромбанку валютный кредит под создание Томинского ГОКа».
Компенсационные выплаты и льготы работникам Михеевского ГОКа
На рынке заимствований деньги нынче дороги. Насколько условия привлечения кредитов под Томинский проект могут отличаться от тех, что были во время строительства Михеевского ГОКа?
«Валютные кредиты на приобретение импортного оборудования могут составить 35-40% от общей суммы займов. Остальная часть – в рублях. Эти средства пойдут на финансирование строительно-монтажных работ непосредственно на промплощадке, то есть в нашей стране. Кредиты и в рублях, и в валюте имеют как свои плюсы, так и минусы. С одной стороны, в условиях девальвации национальной валюты выгоднее привлекать средства в рублях. С другой же стороны, валютные кредиты дешевле в обслуживании».
Вот так выглядит медный концентрат, конечный продукт горно-обогатительного производства и исходный для последующего металлургического передела.
«Сама же стоимость денег по сравнению с периодом, когда мы работали по Михеевскому ГОКу, изменится незначительно. По валюте ставка может увеличится на 1,5% и составит порядка 6%. Более определённо об этом можно будет сказать, когда Газпромбанк завершит переговоры со своими иностранными партнёрами о привлечении этих средств. По кредитам в рублях, думаю, можно говорить об 11-12% годовых. По нынешним временам это хорошая ставка для долгосрочных заимствований. Понятно, что такие условия стали возможными, в том числе, за счёт того, что Томинский проект поддерживает правительство страны».
Летом 2013 года, на международной выставке «Иннопром» в Екатеринбурге я присутствовал на подписании договора об открытии кредитной линии для строительства Томинского ГОКа Сбербанком. Что же изменилось с того времени?
«Как вам известно, в силу ряда причин реализация проекта была сдвинута по срокам. За это время истёк срок действия кредитного решения Сбербанка. Поэтому мы вынуждены были заново провести тендер. Ранее не заявлявшийся Газпромбанк, учтя свой позитивный опыт работы по Михеевскому ГОКу, о чём я уже сказал, подготовил все нужные документы и победил в конкурсе. Это предложение оказалось лучшим».
Противники Томинского ГОКа, в попытках обосновать экономическую нецелесообразность его строительства, апеллируют к итогам финансово-хозяйственной деятельности Михеевского комбината. Якобы предприятие по результатам 2014 года получило убытки. Это правда?
«Формально да. Но давайте попробуем разобрать это подробно. По итогам 2014 года чистая прибыль оказалась отрицательной – минус 3,1 млрд. рублей. Проанализировав ситуацию, мы пришли к выводу, что процесс девальвации российской валюты не пошёл нам на пользу. В принципе девальвация позитивное явление для экспортно-ориентированных компаний. Повышается их конкурентоспособность на мировых рынках. Но так как Михеевский ГОК привлекал для реализации проекта валютные кредиты, то произошла переоценка валютных обязательств на отчётные даты и возникли отрицательные курсовые разницы, которые признаются в отчётности предприятия и снижают полученную прибыль от операционной деятельности. Без учёта курсовых разниц, чистая прибыль Михеевского ГОКа в 2014 году составила 3,5 млрд. рублей. Притом что значительный период минувшего года производство не работало на полную мощность, шёл процесс пусконаладки. К слову, за 9 месяцев 2015 года чистая прибыль комбината составила 2,5 млрд. рублей. Несмотря на общее снижение цен на рынках металлов».
Близ деревни Томино по расчётам инициаторов проекта строительства ГОКа уже весной 2016 года может начаться практическая реализация проекта.
«Мы понимаем, что будущие финансовые потоки Михеевского ГОКа складываются за счет реализации биржевого товара, цена на который определяется в долларах США. Учитывая курсовые разницы от переоценки валютных обязательств, мы видим, что в будущем получим увеличенные денежные потоки в рублях. Сохраняя себестоимость производства на прежнем уровне, мы рассчитываем на увеличение доходов комбината в будущем».
Об экономической эффективности производства не в последнюю очередь судят по налогам, которые оно уплачивает в бюджеты всех уровней. Налоги Михеевки тоже стали одной из тем для злопыхательств. Давайте сегодня проясним и этот вопрос…?
«С 2011 по 2013 годы никакой операционной деятельности предприятие не вело, поэтому и не было базы для исчисления и уплаты налога на прибыль. В 2014 году комбинат заработал, но девальвация российской валюты, привела к возникновению расходов от переоценки валютных обязательств. Налоговый кодекс обязывает учитывать это обстоятельство при расчёте налога на прибыль. Именно поэтому у Михеевского ГОКа не было оснований уплачивать налог на прибыль. Мы уже говорили об этом.
Всего в 2014 году предприятием уплачено 351 млн. рублей различных налогов. Из них 189 млн. — в федеральный бюджет, 102млн. — в региональный бюджет, 60 млн. — во внебюджетные фонды.
Если говорить о 2015 годе, который ещё не завершён, то за 10 месяцев налоговые выплаты составили 1,2 млрд. рублей. В федеральный бюджет уплачено 672 млн., в региональный — 406 млн., во внебюджетные фонды – 129 млн. Основные поступления комбината в бюджет идут от налогов на имущество, на добычу полезных ископаемых, на доходы физических лиц и на добавленную стоимость.
Рассчитываем, что в 2017 году при сохранении стабильного курса национальной валюты Михеевский ГОК выйдет на уплату налога на прибыль. Суммарный ежегодный объём налоговых платежей предприятия в 2016 году составит около 2 млрд. рублей, а с 2018 года не менее 3,2 млрд. рублей».

Эффект одинаково высокий
В чём различие экономик действующего Михеевского ГОКа и проектируемого Томинского?
«По сравнению с Михеевским проектом инвестиционная программа Томинского ГОКа включает в себя дополнительные затраты на экологию. Сейчас всё это прорабатывается на этапе проектирования. Инвестиционные расходы проекта в расчете на тонну меди в добываемой руде на Михеевском месторождении составляют $283. По Томинскому ГОКу этот показатель оценочно равняется $363. Операционные денежные расходы (cash costs) на производство одной тонны меди в медном концентрате на Михеевском ГОК сейчас составляют около $1,4 тыс., а на Томинском ГОК они будут чуть выше. Но и рудные запасы на Томинском месторождении больше. А это значит, что и денежный оборот, и доход, и прибыль, и налоговые отчисления Томинки суммарно будут превышать показатели Михеевского ГОКа».
И ещё один вопрос. Противники строительства Томинского ГОКа кроме экологических претензий и сомнений в экономической целесообразности говорят, что этот проект подкосит, если совсем не уничтожит местный малый и средний бизнес. Что вы на это ответите?
«Думаю, будет с точностью до наоборот. При реализации проектов сравнимого масштаба, как правило, на одно рабочее место предприятия, которое создается, появляется 3-4 рабочих места в сфере малого и среднего бизнеса. Это подтвердили и бизнес-процессы в Варненском районе после запуска Михеевского ГОКа. На Томинском ГОКе будет 1,3 тыс. рабочих мест. Вот и умножайте. Мы концентрируемся именно на производственном процессе, на добыче и обогащении медной руды. Работу по обслуживанию, не связанную с основным производством, мы стараемся отдавать на внешний аутсорсинг. Например, перевозка персонала – это сфера малого бизнеса. Мы строим у себя на предприятии столовую, приобретаем для неё оборудование, и лишь определяем требуемое качество предоставляемых услуг. Всё остальное – зона ответственности малого и среднего бизнеса. Можно говорить о торговом обслуживании, об организации услуг для работников и о многом другом. Вообще, развитие малого и среднего бизнеса в условиях реализации большого промышленного проекта, социальное развитие территории присутствия предприятия – это тема большого и отдельного разговора».
Текст: Юрий Иванников Фото: Юрий Иванников Дата публикации: 27 ноября 2015
Made on
Tilda